Posted in ALEXANDER MCQUEEN FASHION ARCHIVE Fashiontalk News

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997 Posted on 10.02.2020

Каждый понедельник в новом эпизоде мы будем рассказывать об одном шоу Александра Маккуина, начиная с 1992-го и заканчивая 2010-м годом. В эту серию не войдет обзор коллекций, созданных для Givenchy. В каждом эпизоде мы постараемся узнать больше об идее шоу, процессе и контексте его создания, а также внимательнее рассмотреть каждую коллекцию и ее отдельные образы.

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997
Jaime King wearing a brown leather bodysuit at Alexander McQueen AW 1997
© Condé Nast

Вдохновением для новой осенне-зимней коллекции Александра Маккуина под названием It’s A Jungle Out There («Это джунгли») послужили сцены охоты на просторах Африканской саванны. Обернувшийся неудачей первый кутюрный показ для Givenchy в Париже в январе 1997 года привел к размышлениям о том, что в модной индустрии выживают только сильнейшие. Столкновение неравных сил в лице дизайнера и критики, способной уничтожить коллекцию в нескольких публикациях, нашло параллели в мире дикой природы.

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997
Jaime King wearing a brown leather bodysuit at Alexander McQueen AW 1997
© Condé Nast

Идеи для осенне-зимней коллекции 1997 года Маккуин обнаружил случайно на страницах старых номеров National Geographic. Природа, в особенности животный мир, всегда привлекали Маккуина, но на этот раз его воображение целиком захватило одно животное — газель Томсона. Находящееся на нижней ступени пищевой пирамиды Африканской саванны, это «хрупкое создание» с изящно очерченными глазами напомнило Маккуину о собственном уязвимом положении внутри модной индустрии. «От нас всех можно легко избавиться. Мир дикой природы иллюстрирует это как нельзя лучше. Мне хотелось показать насколько коротка жизнь дизайнера по меркам прессы. Сегодня ты здесь, а завтра тебя нет. Это джунгли», — делился Маккуин в интервью BBC, вошедшем в документальный фильм Cutting Up Rough.

Агрессивные анималистические образы, которые Маккуин продемонстрировал во время шоу 27 февраля 1997 года, были далеки от образов жертв. По большей части одетые в кожу и мех, с высокими прическами, напоминающими гривы, модели изображали вышедших на тропу войны хищников. Головы, плечи и спины украшали рога, хвосты и головы чучел животных. Один из самых узнаваемых образов коллекции — боди из мягкой кожи и денима, украшенное крокодильими головами. Единственное, что отдаленно напоминало в тот день о газели Томпсона был интенсивный макияж моделей. Глаза были подведены и очерчены таким образом, чтобы удлинить лица и придать им сходство с черными отметинами на головах газелей.

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997
Brown leather bodysuit with bleached denim and taxidermy crocodile heads, Alexander McQueen AW 1997
© Sølve Sundsbø

Местом проведения шоу был выбран Боро-маркет, расположенный под Лондонским мостом на южном берегу Темзы. На следующий день после показа в интервью The Times Маккуин рассказал, что хотел создать тревожную и зловещую атмосферу, присущую заброшенным частям ночного Лондона. «Мне захотелось показать всем другую сторону Лондона, захотелось немного всех напугать и заставить оборачиваться», — объяснил он. В качестве декорации была возведена конструкция из разбитых автомобилей и металлического экрана с дырами в виде следов от пуль. Вдохновением послужили сцены из триллера Eyes of Laura Mars («Глаза Лауры Марс», 1978) в которых героиня Фэй Данауэй фотографирует моделей напротив горящих автомобилей.

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997
Debra Shaw wearing a jacket with impala horns at Alexander McQueen AW 1997
© Condé Nast

Перед началом шоу несколько студентов Сент-Мартинс, пытавшихся пробраться незамеченными на показ, задели и перевернули бак с горючим. Вспыхнувший огонь мгновенно перекинулся на один из разбитых автомобилей. Отвечавший за декорации шоу Саймон Костин вспоминал, что чуть не пережил разрыв сердца, представив, что гостей придется срочно эвакуировать. По воспоминаниям Грейс Брэдбери из The Times, изнывающая от ожидания публика осталась под впечатлением: гости показа кричали и аплодировали от восторга. Никто из присутствовавших не мог представить, что разгоревшееся пламя не было частью шоу и представляло реальную опасность. К счастью, один из охранников, присутствовавших на площадке в тот день, заметил огонь и сумел вовремя его потушить. Шоу началось на два часа позже заявленного времени.

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997
Brown pony skin jacket with impala horns and bleached denim trousers, Alexander McQueen AW 1997
© Sølve Sundsbø

Как и ранее, в рамках одной коллекции Маккуин органично совмещал несколько тем и направлений, казавшихся на первый взгляд несовместимыми. Размышления на тему жертвы, жертвенности и жестокости привели к идее использовать в качестве принтов библейские сюжеты с полотен фламандский и голландских мастеров. Резкий контраст между эмоциональным и интеллектуальным напряжением на полотнах и миром примитивной жестокости добавил коллекции новое измерение.

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997
A model wearing a silk jacket with crucifixion image at Alexander McQueen AW 1997
© Condé Nast

В интервью The Guardian в 2002 году Маккуин признался, что всегда был большим поклонником фламандских и голландских живописцев пятнадцатого века. По его собственным словам, его привлекало то, «как они использовали цвет, с каким состраданием подходили к жизни». Одним из любимых приемов Маккуина было деконструировать изображения святых и мучеников, меняя заложенные смыслы или добавляя новые. Яркий пример из коллекции — мужское пальто с фрагментом монументального триптиха «Страшный Суд» (1467–1471) фламандского живописца Ганса Мемлинга (1430–1494) на спине. Изображение Архангела Михаила перевернуто и обрезано таким образом, что один из спасенных мучеников, традиционно изображаемых справа от святого, оказывается по левую сторону.

Еще один пример — приталенный женский шелковый жакет с высокими плечами, представляющий собой мозаику из сшитых частей ткани. На каждую из частей нанесен принт с фрагментом утерянного триптиха еще одного фламандского живописца — Робера Кампена (1378–1444). Фрагмент изображает одного один из двух раскаявшийся разбойников на кресте, согласно Евангелиям, распятых вместе с Христом по обе от него стороны. Части ткани сшиты таким образом, что голова и туловище изображенного оказываются на спине, а связанные ноги — на передней части жакета. Разрывая изображение и меняя акценты, Маккуин переворачивает значение и в очередной раз лишает страдающего финального спасения. 

ALEXANDER McQUEEN: IT’S A JUNGLE OUT THERE AW 1997
Silk and cotton twill jacket with printed fragment The Thief to the Left of Christ by Robert Campin (ca. 1430), Alexander McQueen AW 1997
© Sølve Sundsbø

Несмотря на положительные отзывы о коллекции, Маккуин все же подвергся критике — на этот раз за избыточное использование шкур и меха. Оправданием послужило заявление о том, что для коллекции использовались только шкуры животных, предназначенных на убой. Все это не могло омрачить настроения Маккуина, пребывающего в эйфории от хаотичной и безумной энергии завершившегося шоу.  Работа над коллекциями для собственного бренда давала неограниченную свободу, которой не могло быть в мастерских ателье одного из старейших французских модных домов. Представить, что показ Givenchy мог состояться под мостом на окраине города, или, что на подиуме внезапно вспыхнет пожар и под рукой не окажется огнетушителя, не представлялось возможным. Сразу после шоу в Лондоне Маккуин и его команда отправились в Париж — уже через двенадцать дней им предстояло показать новую коллекцию в рамках Парижской недели моды.

Автор статьи: Ekaterina Lysenko

Читать далее: ALEXANDER McQUEEN: LA POUPÉE SS 1997

BBC Documentary ‘The Works’ — Alexander McQueen ‘Cutting Up Rough’ 1997